Как выбрать форму расчетов при импорте

Заключая контракт с иностранным поставщиком, российский импортер порой оказывается между двух огней: контрагент диктует ему свои условия расчетов, а российское валютное законодательство — свои. Особенное внимание органы валютного контроля уделяют внешнеэкономическим сделкам, по которым товары оплачиваются авансом. Как выбрать оптимальную схему расчета и при этом не нарушить правила валютного контроля? Эта проблема стала предметом дискуссии за «круглым столом».

Представляем наиболее активных участников «круглого стола»:
Игорь Миронов, финансовый менеджер компании SABMiller (Москва).
Светлана Полякова, финансовый директор компании 000 «Алкоа Си-Эс-Ай Восток» (Москва).
Дмитрий Кендрик, финансовый директор компании BBL Partners LLC / «Би-Би-Эл Партнерс».

При заключении внешнеторговых сделок российские импортеры вправе выбирать различные формы расчетов: аккредитив, банковскую гарантию, инкассо, а также предоплату и оплату по факту поставки (коммерческий кредит).

Однако российская фирма не всегда может заключить контракт на тех условиях, которые ей наиболее выгодны. Как правило, форму расчетов российскому импортеру, особенно начинающему, диктуют иностранные поставщики. А они, как показывает практика, предпочитают либо предоплату, либо аккредитив.

Предоплата

Самой невыгодной формой расчетов для импортера является предоплата, хотя бы потому, что это самое рискованное средство платежа.

Игорь Миронов: «С точки зрения распределения рисков для импортера существуют две полярные величины: предоплата и оплата «по факту». Соответственно риски минимальны при оплате по факту (импортер получает товар, оценивает его и затем платит) и значительны при предоплате. Естественно, что при 100-процентной предоплате риски максимальны. Стоимость импортной сделки увеличивается обратно пропорционально рискам: при предоплате стоимость контракта минимальна, а при оплате по факту приходится платить за коммерческий кредит».

Еще один минус использования предоплаты: импортер всегда должен помнить, что кредитовать импортную поставку без разрешения Банка России он может, если только товар поступит к нему в течение 90 дней после предоплаты. Если этот срок будет нарушен, то валютная операция не будет считаться текущей, а значит, потребуется разрешение Банка России на проведение операции, связанной с движением капитала.

Краткий словарь терминов (для участников ВЭД)

Аккредитив — обязательство банка произвести по поручению импортера платежи в пользу иностранного поставщика (если тот представит документы, подтверждающие отгрузку товара и соответствующие условиям аккредитива) или предоставить полномочия другому банку (например, иностранному) произвести такие платежи.

Банковская гарантия — письменное обязательство, которое банк дает по просьбе импортера, предусматривающее уплату иностранному поставщику денежной суммы, если тот представит банку-гаранту письменное требование, составленное в соответствии с условиями гарантии.

Инкассо — форма расчета, при которой иностранный поставщик обращается в свой банк с поручением получить от импортера определенную сумму либо подтверждение (акцепт), что эта сумма будет оплачена в установленные договором сроки. Банк может производить такие действия самостоятельно или через другой банк. При этом поставщик в качестве обоснования представляет финансовые (векселя и т. п.) или коммерческие (коммерческие счета-фактуры и т. п.) документы, которые банк поставщика пересылает банку российского импортера вместе со своим поручением.

Коммерческий кредит — предоставление кредита в форме предоплаты, а также отсрочки или рассрочки платежа за поставленный товар. При этом в качестве кредитора может выступать как сам импортер (при предоплате), так и иностранный поставщик (при отсрочке или рассрочке платежа за поставленный товар).

Игорь Миронов: «У нашей компании был случай, когда мы осуществили предоплату за оборудование, которое поступило к нам только на 91-й день после этого. По нашей просьбе поставщики вернули нам сумму предоплаты. После того как таможня выпустила наше оборудование, мы оплатили его «по факту».

И наконец, еще одна проблема: чтобы купить валюту, необходимую для предоплаты иностранному поставщику, импортер должен открыть в банке рублевый депозит на сумму, равную 20% от суммы предполагаемого аванса, если сумма контракта превышает 10 тыс. долл. США. Такое требование содержится в указании Банка России от 17.12.02 1223-У «Об особенностях покупки юридическими лицами — резидентами иностранной валюты за валюту Российской Федерации на внутреннем валютном рынке Российской Федерации для целей осуществления платежей по договорам об импорте товаров в Российскую Федерацию». До принятия этого документа требования валютного законодательства были еще жестче: импортерам приходилось депонировать всю сумму аванса.

Как финансовые директора решают проблему депонирования средств на практике? Используя опыт своих компаний, участники дискуссии предложили несколько вариантов возможных решений.

Светлана Полякова: «При перечислении авансов мы используем следующую схему. Берем в банке валютный кредит под гарантию нашей материнской компании на два-три дня. Средства по кредиту поступают на наш текущий валютный счет, и мы перечисляем аванс поставщикам. Это очень удобно, поскольку при перечислении средств с текущего валютного счета (Требования указания 1223-У о размещении депозита распространяются только на случаи покупки иностранной валюты, а не ее перечисления с текущего валютного счета. — Примеч. редакции.) размещения рублевого депозита не требуется. Затем мы покупаем за рубли валюту, чтобы выплатить кредит, и возвращаем его. Такая операция разрешена действующим законодательством. (Приложение 2 к указанию Банка России от 20.10.98 383-У «О порядке совершения юридическими лицами — резидентами операций покупки и обратной продажи иностранной валюты на внутреннем валютном рынке Российской Федерации». — Примеч. редакции.)

По моему мнению, эта схема — единственная легальная и безопасная с точки зрения валютного законодательства, к тому же недорогая (нам это обходится по ставке LIBOR (LIBOR (London interbank offered rate) — ставка доходности международного межбанковского рынка депозитов на Лондонском валютном рынке. В настоящий момент LIBOR колеблется в районе 2% годовых. — Примеч. редакции.) плюс небольшой процент банку, поскольку обеспечением является аккредитив нашей материнской компании). Мы используем ее для оплаты и товаров, и услуг».

Справка

Разрешение Банка России не требуется, если импортер получает кредит:

— в иностранной валюте на срок, не превышающий 180 дней (подп. «б» п. 9 ст. 1 Закона 3615-1);

— в иностранной валюте от нерезидентов на срок, превышающий 180 дней (указание Банка России 1030-У(Указание Банка России от 10.09.01 1030-У «О порядке проведения валютных операций, связанных с получением и возвратом юридическими лицами — резидентами кредитов и займов в иностранной валюте, предоставляемых нерезидентами на срок более 180 дней, и об отмене и внесении изменений в отдельные нормативные акты Банка России». — Примеч. редакции.));

— от уполномоченного банка на срок свыше 180 дней (письмо Банка России от 04.08.95 12-1с-1/3714).

Игорь Миронов: «Мы тоже применяем аналогичную схему, только валютный кредит берем на один день и погашаем его рублями. При этом также не нужно ни депозита, ни разрешения Банка России на проведение валютных операций.

Для оплаты внешнеэкономических контрактов банк установил нам кредитную линию. Для того чтобы получить кредит, мы подписываем долговое обязательство. Сумма кредита доходит иногда до 1 млн долл. США, а его стоимость не превышает 100 долл. США. Процентные ставки по таким кредитам меняются, но незначительно».

Светлана Полякова: «Чтобы избежать размещения депозита, можно использовать не только кредитный договор, но и овердрафт (Овердрафт (сумма, превышающая остаток средств на счете) оговаривается при открытии счета и не может превышать фиксированной суммы. Клиент банка получает кредит, предъявляя банку платежное поручение. — Примеч. редакции.) в валюте».

Еще одна «антидепозитная» схема, о которой рассказали участники «круглого стола», связана со страхованием экспортных кредитов.

Дмитрий Кендрик: «Чтобы не отвлекать средства на депозит, мы используем договор страхования экспортного кредита (Пункт 2.3 указания Банка России 1223-У. — Примеч. редакции.).

Технология взаимодействия со страховщиком и банком такова. Я заключаю договор со страховой компанией (имеющей лицензию на страхование финансовых рисков или экспортных кредитов), которая страхует неввоз товаров или невозврат предоплаты в течение 180 дней. При этом я заполняю декларацию на страхование каждого авансового платежа в отдельности в рамках этого договора. Страховая компания ее заверяет, а мы выплачиваем страховую премию в размере 0,5-1% от суммы контракта. Декларацию вместе с поручением на покупку валюты я представляю в банк, который принимает декларацию как основание, освобождающее компанию от необходимости размещать депозит, и покупает для нас валюту, после чего мы перечисляем предоплату».

При использовании этой схемы нужно иметь в виду, что страховщик вправе ограничить сумму, которую можно перечислять авансом без депозита. Перед тем как заключить договор страхования, страховщик проводит кредитную проверку иностранного контрагента, для того чтобы установить так называемый «кредитный лимит» (максимальную сумму, которую российский покупатель может заплатить авансом конкретному иностранному поставщику по определенному контракту и в рамках договора страхования. — Примеч. редакции). Такая проверка проводится страховой компанией по особым методикам и занимает от одного до десяти дней.

Другим минусом страховой схемы является ее трудоемкость, особенно если фирма заключила не один, а несколько внешнеторговых контрактов, по которым идут десятки платежей. И кроме того, высокий размер страховой премии (в сравнении со ставкой процента по краткосрочному валютному кредиту), по мнению большинства участников «круглого стола», существенно снижает привлекательность страховой схемы.

Аккредитив

Аккредитив, в отличие от предоплаты, позволяет участникам ВЭД минимизировать риск. Открывая аккредитив, импортер вправе ожидать, что банк проконтролирует выполнение иностранным контрагентом условий поставки.

Безотзывный аккредитив (Аккредитив, не допускающий изменений или аннулирования обязательств по нему. — Примеч. редакции.) позволяет импортеру избежать депонирования средств при покупке валюты (Подпункт 2.1 указания Банка России 1223-У. — Примеч. редакции.), если она будет перечислена до таможенного оформления товара.

Участвовавший в дискуссии, но пожелавший остаться неизвестным финансовый директор рассказал, что его компания активно использует аккредитив при расчетах с поставщиками. Основное его преимущество по сравнению с банковским кредитом — это более низкие процентные ставки (на 4-5%). Другими словами, аккредитив, подтвержденный западным банком, является более дешевой формой финансирования импортных закупок, чем, например, банковская гарантия.

По мнению этого участника «круглого стола», единственная проблема связана с тем, что пока еще очень мало российских банков, которые открывают аккредитивы и с которыми готовы работать западные банки.

К недостаткам аккредитива следует отнести то, что при его открытии банк может настаивать на внесении залога. Это будет зависеть от финансового состояния компании и от суммы, на которую открывается аккредитив. Если финансовое положение компании, по мнению банка, устойчивое или же сумма, на которую открывается аккредитив, невелика, то внесения залога не потребуется. Если же залог будет необходим, то, как показывает практика участников «круглого стола», в качестве него могут выступать товары в обороте.

Инкассо

Эта форма расчетов аналогична аккредитиву, поскольку тоже относится к так называемым «документарным формам расчетов». И в том и в другом случае исполняющий банк, прежде чем осуществится платеж в пользу иностранного поставщика, должен получить документы, подтверждающие, что факт отгрузки товара состоялся. А вот различия инкассо и аккредитива связаны в основном с ролью банка импортера в этих расчетах.

Так, при расчетах по аккредитиву банк берет на себя обязательство произвести оплату товара (за счет средств импортера) при предъявлении поставщиком документов, соответствующих условиям аккредитива. А при расчетах по инкассо такого обязательства у банка нет. Он выступает в роли посредника, поэтому списать деньги со счета клиента может только при его согласии. Подчеркнем, что речь идет о расчетах по инкассо в соответствии с Унифицированными правилами (Унифицированные правила по инкассо, публикация Международной торговой палаты 522. — Примеч. редакции.), поскольку российское законодательство определяет инкассо несколько иначе (Статья 874 ГК РФ. — Примеч. редакции.), чем это принято в международной практике. Поскольку участникам «круглого стола» не приходилось на практике применять инкассо, об особенностях этой формы расчетов мы подробно расскажем в одном из ближайших номеров.

Банковская гарантия

Использование банковской гарантии как средства платежа в расчетах с иностранными контрагентами сегодня скорее исключение, чем правило: для иностранного поставщика интерес может представлять только гарантия очень солидного западного банка.

Получить такую гарантию можно непосредственно в иностранном банке либо через российский банк.

Игорь Миронов: «Чтобы западный банк предоставил фирме гарантию, она должна быть надежным и проверенным клиентом этого банка».

Дмитрий Кендрик: «Нужно иметь в виду, что российский банк, в который импортер обращается за получением гарантии западного банка, может выступать только как посредник. Гарантию должен дать западный банк, так как ни один иностранный поставщик не согласится на гарантию российского банка. Я наивно предполагал, что такая гарантия не будет стоить серьезных денег, однако, когда мы обратились в российский банк, обещавший посредничество в получении гарантии первоклассного западного банка, оказалось, что ее стоимость сопоставима со стоимостью кредита» (см. таблицу на с. 56. — Примеч. редакции).

Поэтому банковская гарантия как платежный инструмент доступна в основном российским представительствам либо дочерним предприятиям крупных иностранных компаний.

Оплата по факту поставки товара

Во внешнеторговых расчетах оплату «по факту» (коммерческий кредит), как и банковскую гарантию, активно используют в основном российские компании, аффилированные с транснациональными корпорациями.

Светлана Полякова: «Наша компания — активный участник ВЭД, так как свою продукцию мы производим из импортного сырья. Поскольку компания входит в большую транснациональную корпорацию, мы осуществляем так называемые «централизованные закупки» через единый центр, который находится в Швейцарии. Поэтому все расчеты с компаниями, которые входят в группу «Алкоа», мы ведем с отсрочкой платежа, то есть на условиях коммерческого кредита. И только с отдельными иностранными поставщиками, которые не входят в нашу корпорацию, мы работаем на условиях предоплаты. Я думаю, что это объясняется рисками ведения бизнеса в России».

Игорь Миронов: «Наша компания все материалы получает в кредит. Так как мы — крупная международная корпорация, поставщики у нас никаких гарантий не требуют».

Приведенные участниками дискуссии примеры еще раз подтверждают, что выбор формы расчетов во многом зависит от финансового положения компании-импортера. Поэтому, если импортер долго и успешно работает на международном рынке и имеет хорошую репутацию, со временем он может договориться со своими поставщиками о замене предоплаты другой формой расчета (например, оплатой с отсрочкой или рассрочкой платежа) или комбинировать эти формы, постепенно изменяя соотношение в пользу оплаты «по факту».